Фондовый рынок14.11.17 13:39
Почему Штатам не следует распродавать стратегические резервы нефти

FIG.1В своем бюджетном плане на 2018 финансовый год администрация Трампа предлагает продать больше половины объема Стратегического нефтяного резерва (SPR) с целью снижения национального долга. Да, администрация права в том, что ожидаемое увеличение объемов производства нефти дает много плюсов, но она ошибается, полагая, что одним из таких преимуществ является масштабное сокращение резервов.

Конгресс создал SPR после нефтяного кризиса 1973 года, или как его еще называют «нефтяного эмбарго», нацеленного на ограждение страны от сбоев в поставках в будущем. Будучи членом Международного энергетического агентства (IEA)— еще один побочный продукт нефтяного кризиса 1970-х гг. – Америка обязана располагать запасами сырой нефти или нефтепродуктов, эквивалентными 90 дням чистого импорта для использования в нештатных ситуациях. Объем SPR составляет 674 млн баррелей нефти, что покрывает более 170 дней импорта. Конгресс уже распорядился о продажах энергоносителей, чтобы довести размер резерва до 500 млн баррелей.

По теме: Штаты сокращают резервные запасы топлива, ведь у них есть сланцевая нефть!

Вследствие сланцевой революции добыча черного золота в США резко увеличилась. За последние 10 лет зависимость от чистого импорта сократилась с 60% до 20%. Сокращение объемов импорта означает, что Америка может выполнить условия IEA по 90-дневному импорту с меньшим объемом стратегического резерва.

Но это не значит, что нужно распродавать SPR. Во-первых, зависимость от импорта – это не тот барометр, по которому нужно оценивать подверженность страны рискам со стороны перебоев поставок. В отличие от 1970-х гг., на сегодняшний день существует интегрированный глобальный рынок нефти, и танкеры с нефтью имеют возможность перемещаться по всему земному шару. Также сейчас у нас есть устойчивый фьючерсный рынок. Таким образом, в случае перебоев поставок в любой точке мира приводит к росту цен в остальных странах, независимо от уровней импорта. Риск, от которого SPR следует обороняться сегодня, заключается в глобальных срывах поставок, которые подталкивают цены к росту, и неважно, импортируют ли Штаты нефть из тех стран, где произошли перебои.

Во-вторых, несмотря на то, что сланцевая революция продолжает сопровождаться существенным увеличением предложения, остается много вопросов по поводу дальнейших масштабов и продолжительности этого процесса. Да, сланцевая нефть более гибкая, нежели традиционная, но на ее производства все равно требуется какое-то время, а никакой «подстраховки» на случай истощения стратегических запасов нет.

Некоторые участники индустрии утверждают, что нефтяная эпоха подходит к концу, но американский спрос находится на 10-летних пиках, а мировой спрос на черное золото продолжает уверенно расти, и, по прогнозам EIA, продолжит увеличиваться вплоть до 2040 года. Даже если спрос достигнет пика раньше, чем ожидается, американская экономика продолжит оставаться зависимой от нефти в течение ближайших десятилетий.

По теме: Не обольщайтесь сокращением запасов нефти в США, это лишь мираж

Реальность такова, что несмотря на сланцевую революцию и новые перспективы достижения пика спроса, стратегический нефтяной резерв остается жизненно важным активом национальной безопасности. Последние несколько недель напомнили рынкам о геополитических рисках для поставок нефти, начиная с ситуации в Курдистане, коррупционного скандала в Саудовской Аравии,  угрозы новых санкций в отношении Ирана и заканчивая долговым кризисом в Венесуэле и волнениями в Ливии и Нигерии.

При этом риски срыва поставок есть не только за рубежом, но и внутри страны. Администрация Трампа задействовала стратегические запасы сырой нефти, чтобы помочь НПЗ? Пострадавшим от урагана Харви, который обрушился на побережье Мексиканского залива в конце августа-начале сентября. Тогда как внутренние разрушения не потребуют таких масштабов резервов, они могут отразиться на международных партнерах, поскольку ущерб, нанесенный американским НПЗ, может ограничить возможности использования стратегических резервов другими компаниями, расположенными вдоль побережья. К примеру, после урагана Катрина страны, входящие в EIA, поставляли топливо в США, так что продажа львиной доли SPR рискует подорвать сотрудничество внутри организации.

И это не говоря уже о том, что SPR нельзя пополнить. Чтобы оградить себя от потенциальных перебоев поставок на мировом уровне, следует модернизировать стратегический резерв, чтобы убедиться в возможности отправить на мировой рынок дополнительные объемы. В 2015 году на такие цели Конгресс распорядился о продаже нефти из SPR на $2 млрд.

Кроме того, повышается риск перебоев поставок внутри страны. В отличие от большинства стран EIA, Америка держит свои стратегические резервы только в сырой нефти, не диверсифицируя ее в такие продукты переработки, как бензин и дизель, используемые населением. Сырая нефть не поможет удовлетворить спрос потребителей, если на НПЗ обрушится ураган. Таким образом, правительству следует поместить в резервы нефтепродукты, особенно в регионах, наиболее подверженных разрушениям вследствие проявления капризов природы.

Первой линией обороты на случай перебоев в поставках служит частный сектор, стимулируемый ростом цен и охотно поставляющий топливо в пострадавшие регионы. Но в этом случае происходит расхождение с действиями правительства, нацеленными на сдерживание ценовых скачков. Но частный сектор не покрывает весь ущерб для общества, и поэтому не имеет адекватных ориентиров в предотвращении таких случаев. Власти должны убедиться в наличии и доступности стратегических запасов топлива, что может помочь смягчить адаптацию к временным нехваткам в ожидании реакции частных рынков. 

Изменения, которые происходят на мировом рынке нефти в течение последних четырех десятилетий, показывают, что было бы неплохо пересмотреть размер, состав, локацию и использование стратегического нефтяного резерва. Причем отталкиваться нужно, прежде всего, от разрешения проблемы национального долга. Будет неразумно распродавать критически важный национальный актив, которым страна владеет уже больше 40 лет, учитывая количество внутренних и международных рисков и факторов неопределенности.  

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Wall Street Journal Источник: Forexpf.Ru - Новости рынка Форекс